Саммит в Астане: впервые без России


      Саммит в Астане: впервые без России

15 марта в столице Казахстана состоялся саммит президентов стран Центральной Азии. В Астану приехали президенты Киргизии, Таджикистана и Узбекистана. Президент Туркмении вместо себя направил спикера парламента. Впервые за 13 лет встреча прошла без участия России.

Еще до начала саммита президент Казахстана Нурсултан Назарбаев провел двустороннюю встречу с президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым, по инициативе которого и был организован саммит глав всех стран Центральной Азии.

Открывая встречу, Назарбаев заявил, что «страны Центральной Азии могут решать свои вопросы без участия третьих лиц».

В ходе саммита обсуждались проблемы воды, региональная безопасность и торгово-экономические вопросы. В течение всех постсоветских лет считалось, что без вмешательства внешних арбитров, на роль которых претендовали в разной степени Россия и Китай, никакие интеграционные процессы в регионе невозможны. Опровергнуть это пытаются пришедшие недавно к власти в Узбекистане Шавкат Мирзиёев и президент Таджикистана Сооронбай Жээнбеков.

Мирзиёев при ощутимой поддержке России был избран президентом Узбекистана на выборах, состоявшихся после смерти Ислама Каримова. Сразу же после инаугурации Мирзиёев повел решительную борьбу с коррумпированными структурами Службы национальной безопасности (СНБ), причем не так давно даже переименовал ее в Службу государственной безопасности. Эта задача была облегчена тем, что «демиург» узбекской политики, всесильный глава СНБ, бывший советский разведчик Рустам Иноятов оказался прикованным к постели и практически парализованным вследствие перенесенного инсульта, как написал в своем блоге таинственный узбекский политолог, активный критик узбекских властей и спецслужб Усман Хакназаров. Таинственность ситуации состоит в том, что Хакназарова никто никогда не видел на протяжении 14 последних лет. Недавно выяснилось, что под этим псевдонимом выступал журналист Бобомурод Абдуллаев, который ранее работал корреспондентом «Британского Института по освещению войны и мира» (IWPR) и НКО «Интерньюс».

В сентябре прошлого года Абдуллаев был арестован по обвинению в посягательстве на конституционный строй Узбекистана.

Таким образом Шавкат Мирзиёев в какой-то степени обезопасил себя как от внутренних, так и от внешних оппонентов и приступил к энергичным реформам во внешней политике, которые и дали возможность начать реальные интеграционные процессы в регионе.

Только за один год президентства Мирзиёева были решены застарелые региональные проблемы, «разруливание» которых тормозилось десятилетиями. Настоящий прорыв произошел в отношениях с Таджикистаном: были разминированы границы, восстановлено авиационное и железнодорожное сообщение, отменены визы для поездок сроком не более 30 дней.

Мирзиёев сделал также первые, но весьма уверенные шаги по внутрирегиональной экономической кооперации, создав несколько совместных предприятий, в частности, по сборке автомобилей, на территории Казахстана. Аналогичные соглашения подписаны с Киргизией и Таджикистаном. С Туркменией были подписаны соглашения по оптимизации инфраструктурной логистики, которые создают «возможность выхода узбекских товаров через Туркмению, Каспийское море, Закавказье и по железной дороге Баку — Тбилиси — Карс (БТК) в Турцию, далее на средиземноморский порт Мерсин. А порт — это торговые связи со странами Среднего и Ближнего Востока, Северной Африки, Европы и даже США», отмечает узбекский политолог Бахтиёр Эргашев.

Несмотря на поддержку Москвы во время узбекской президентской гонки, Мирзиёев «решительно уклоняется от любых попыток привнести евразийскую интеграционную ноту во внешнеполитическую партитуру Республики Узбекистан», отмечает российский военный аналитик и востоковед, директор по культурным, научным и образовательным проектам российского Центра традиционных культур Александр Собянин. По его словам, недоверие стран Центральной Азии к евразийской риторике Москвы вполне оправдано, так как, по их мнению, она прикрывает «имперскую экспансию». Российский эксперт считает, что виновата в этом непоследовательная позиция России по важнейшим для региона «транспортно-инфраструктурным, водноэнергетическим и горнорудным проектам, прежде всего в Таджикистане и Киргизии».

Если смотреть в корень, то упомянутая Собяниным «непоследовательность» была на самом деле вполне последовательной, хотя и давно устаревшей имперской стратегией «разделяй и властвуй». Москва тормозила решение назревших и перезревших проблем региона, рассчитывая тем временем привязать к себе пятерку стран Центральной Азии, предлагая им военное прикрытие от любых внутренних и внешних угроз, используя свое углеводородное «оружие», а также периодически списывая долги перед РФ.

Если бы не нарастающее присутствие в регионе двух мощнейших мировых акторов, США и Китая, такая стратегия могла бы длиться неопределнно долго. Уход центральноазиатской пятерки от России был, несомненно, ускорен антироссийскими санкциями Запада, которые привели к тому, что тесные отношения с Россией стали практически «токсичными».

Казахстан и Узбекистан как лидеры интеграционных процессов в Центральной Азии даже вопросы финансирования своих амбициозных проектов хотят решить за счет внутренних ресурсов. Назарбаев открыто заявил об этом в ходе саммита: «Нужно создавать внутрирегиональные источники финансирования». С этой целью уже создается пятисторонняя комиссия на уровне вице-премьеров.

Помимо собственных финансовых ресурсов страны Центральной Азии могут рассчитывать на китайские инвестиции. Только лишь Узбекистан в ходе визита Шавката Мирзиёева годичной давности в Пекин подписал 105 двусторонних договоров на общую сумму в $23 млрд. Пекин намерен модернизировать практически все ведущие отрасли экономики республики — энергетику, нефтепереработку, нефтехимию и сельское хозяйство.

Китайский проект «Нового Шелкового пути» для стран региона стал реальной альтернативой ЕАЭС и другим проектам в рамках СНГ. Узбекистан уже отказался вступить в Евразийский экономический союз.

То, что Россия препятствовала региональной интеграции, четко отрефлексировано местными аналитиками. Так, Ергашев считает, что «Россия расставила свои флажки и надолго сделала бесперспективной любую идею чисто регионального объединения без внерегиональных сил. Саммит в Астане может дать толчок реализации ряда новых проектов и программ».

Если региональные козыри Китая – инвестиции и продуманная экономическая стратегия, то США зачастую пускают в ход удары ниже пояса, которые, однако, приносят эффект. Так, после заморозки США $22 млрд. национального фонда Казахстана Нурсултан Назарбаев срочно вылетел в Вашингтон, провел успешные переговоры с Дональдом Трампом, а по возвращении в Астану стал «жестко подчеркивать несовпадение с Россией по важнейшим вопросам евразийской политики Казахстана», на что в разговоре с «Веком» обратил внимание Собянин.

Следующим этапом втягивания стран Центральной Азии в орбиту американской геополитики станет намеченная по инициативе Мирзиёева на конец марта конференция по Афганистану, которая пройдет в Ташкенте.

Трамп активно поддержал эту инициативу Мирзиёева и направил ему послание: «Я полностью поддерживаю вашу инициативу по проведению конференции по Афганистану. И мы должны тщательно работать вместе… Моя администрация рассматривает состав соответствующей делегации Соединенных Штатов для участия в Ташкентской конференции. Я с нетерпением жду встречу с вами в ближайшее время».

Между тем, несмотря на явную утрату стратегической инициативы, на сегодняшний день Россия остается важным региональным актором. Как ни странно, не в последней степени эта роль сохраняется благодаря тому, что ширина железнодорожной колеи в России и всех странах СНГ равна 1520 см, а в Китае и Европе — 1435 см. Строительство в Российской империи и СССР железных дорог, несовместимых с мировым стандартом, мотивировалось невозможностью для предполагаемого агрессора использовать железнодорожные магистрали для вторжения в страну. Для тех стран региона, которые являются участниками ОДКБ, предполагается наличие именно российской широкой колеи, по которой можно перебрасывать войска в случае внешней агрессии или внутренней нестабильности.

Надо полагать, что по мере нарастающего дистанцирования стран Центральной Азии от России и ее внешних и внутренних проблем РФ со временем может лишиться и этого козыря. А других Москва может и не найти. Как бы то ни было, прошедший в Астане саммит отчетливо обозначил реальные региональные тренды, развивающиеся не в пользу России, которой даже при наличии политической воли просто нечего предложить странам региона.

Источник

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия
Актуальные новости
27.02.2018 11:52
В Советском районе Брянска 55-летняя пассажирка маршрутного такси...
15.03.2017 17:54
К сотрудникам правоохранительных органов обратилась местная...
15.03.2017 17:48
15-го марта около 14.22 к сотрудникам...