Москва, goodbye! За кулисами «армянского майдана»


      Москва, goodbye! За кулисами «армянского майдана»

Не Пашиняном единым. Каждая «цветная революция» — это сложный проект ценой в десятки миллионов долларов и годы усилий, на успех которого работают тысячи людей. Слагаемые ее успеха — это организация с четкой иерархией и жесткой дисциплиной, централизованное финансирование, своя тайная армия, а также поддержка со стороны США и ЕС.

Первый ингредиент — это организация

Люди, которых нам показывают по ТВ, — это предводители вроде Никола Пашиняна, Арарата Мирзояна и массовка. Предводители в реальности мало на что влияют — это ведущие митинга и «говорящие головы» для СМИ.

«Руководят всем те, кто пишет сценарии, а эти «писатели» находятся не в Армении, Пашинян же действует по их наставлениям и его можно считать лишь предводителем на улице», — характеризует ситуацию армянский военный эксперт Айк Наапетян.

Что до массовки, то она вообще ничего не решает, кроме как создает эффект присутствия. Попробуйте организовать группу хотя бы из 50 человек и организованно провести ее из точки А до точки Б хотя бы километра три. И вы воочию убедитесь, что без организации люди превращаются в хаотичную массу, которая будет расползаться в разные стороны и натыкаться друг на друга.

На подготовку предводителей в виде «говорящих голов» и дружественных журналистов требуются годы и не одна сотня тысяч долларов. По открытым источникам, Фонд Джорджа Сороса и американское USAID за последние 5 лет раздали 60 грантовым организациям около $7 млн.

Наглядный пример — листовки с инструкциями для митингующих, как вести себя во время акции протеста, распространяли все грантовые деятели: гражданка Канады и руководитель грантовой организации «Женский ресурсный центр» Лара Агаронян, гражданка США и руководитель ОО «Центр поддержки женщин» Маро Матосян и другие.

Например, Арарат Мирзоян, выступающий в качестве «говорящей головы» протестных митингов, которого в конце апреля полиция задержала вместе с главным «микрофоном революции» Николом Пашиняном. Смотрим официальную биографию на сайте Национального собрания Армении: до избрания в Национальное собрание — сотрудник грантовой организации Нидерландский институт многопартийной демократии (NIMD). А до этого с 2013 года по 2015 год числился сотрудником Фонда «Инициативы развития Армении» (IDеА), который учредил Рубен Варданян. Как характеризуют его на сайте, «социальный инвестор и предприниматель, родившийся в Армении, достигший успеха в России и реализующий международные проекты».

Депутат фракции «Елк» («Исход») в парламенте Лена Назарян — координатор программ по вопросам выборов Transparency International (2009 — 2015 гг.), координатор программы мониторинга окружающей среды в подразделении Американского университета Армении (2015 — 2016 гг.). Еще один депутат фракции «Исход» Эдмон Марукян всю свою сознательную жизнь зарабатывал на иностранных грантах, как и многие его коллеги по «либеральному лагерю» в России. Марукян с 2002 года — в составе «Международной сети Молодежного движения в области прав человека» (с 2003 года входит в состав Координационного совета). В 2006 году он закончил Высшие курсы Хельсинкского фонда по правам человека, в 2010 году стал одним из соучредителей ОО «Центр стратегического судопроизводства», которая специализируется на правозащитной деятельности.

Между тем, настоящие организаторы «майдана» — режиссеры, продюсеры, ассистенты, постановщики трюков и т. д. остаются за кадром. За кадром стараются оставаться и настоящие исполнители — полевики и боевики — регулярная «армия революции», от которых на самом деле и зависит успех «майдана».

Ингредиент №2 — централизованное финансирование

Ведущие армянского «майдана» рапортуют о том, что собрали на свои акции несколько десятков тысяч человек. Даже если это наполовину так, то людей на площади нужно кормить и поить, им нужны биотуалеты, аптечки, одежда, транспорт и бензин. На практике вопрос решается так. На публику говорят о сотнях и тысячах предпринимателей и сочувствующих. Представим, что это так. Но тогда для того, чтобы пересчитать наличку, вести хотя бы элементарные «приход-расход» и выдавать деньги на самое необходимое, понадобится бухгалтерия из нескольких десятков операционистов, кассиров и бухгалтеров. На деле же организаторы заранее стараются минимизировать затраты, поэтому привлекают нескольких местных бизнесменов, на которых «вешают» самые крупные статьи расходов. Например, во время «Евромайдана» в Киеве за финансирование штаба «цветной революции» в Доме профсоюзов отвечал крупный бизнесмен Николай Мартыненко, сделавший капитал на поставке энергоресурсов из России.

Понятно, что все эти расходы не проведешь по безналичному расчету, поэтому необходима «наличка». А теперь давайте вспомним, как 11 июня 2012 года ФСБ нагрянула в московскую квартиру Ксении Собчак, где сотрудники во время обыска обнаружили наличными более $1,5 млн., по поводу которых «светская дама» долго и нудно оправдывалась, придумывая все новые и новые объяснения. Но зачем было расфасовывать 1 млн. евро, $480 тыс. и 480 тыс. рублей по 100 разным конвертам, там и осталось непонятно.

Третий компонент — это боевые группы

Массовка призвана решить две главные задачи — создавать картинку на ТВ и работать «живым щитом». А за захваты и нападения отвечают специально подготовленные группы боевиков. Распределение ролей красноречиво показывают захваты государственных учреждений. Обычному человеку, даже находящемуся в толпе себе подобных, трудно решиться начать потасовку с охраной или силой ворваться в мэрию, как было в Гюмри и Маралике. Основную ударную роль на себя в таком случае берут боевики, которые прикрываются толпой, как «живым щитом». Кто там разберет в суматохе, как расписаны роли? А СМИ дают в эфир сюжеты под заголовками вроде «Протестующие ворвались в здания мэрий городов Гюмри и Маралик».

Именно боевые группы решают силовые задачи — чтобы бросить «коктейль Молотова» в ряды полицейских и сразу же отойти назад под прикрытие толпы. А если полицейские пойдут в контратаку, то спустя час-два все СМИ раструбят, как «псы кровавого режима» избили «мирных протестующих».

Четвертая составляющая — внешнеполитическая поддержка. США и ЕС

К слову, состав посольства США в Ереване — 2 тыс. 500 человек, это крупнейший штат на всем пространстве бывшего СССР. А рациональная западная политика исходит из того, что содержать такой огромный штат имеет смысл, только если для него есть подходящий объем задач. И, конечно же, через какое-то время будут результаты работы.

Задача руководства США и Великобритании заключается в том, чтобы влиять на политическую элиту — как провластную, так и оппозиционную, как через американский Госдепартамент и британский Foreign Office, так и на уровне глав государства и кабинета министров.

Например, когда в середине апреля произошли столкновения с полицией после того как Пашинян с боевой группой пошли на прорыв полицейского кордона, США и ЕС сразу же отреагировали. Спикер комиссара ЕС по иностранным делам Майя Косьянчич официально потребовала от армянских властей, чтобы «все те, кто был задержан при реализации своего основного права на собрания в соответствии с законом, должны быть немедленно освобождены». Правда, на деле людей задержали за массовые беспорядки, а не потому, что они реализовывали «свое основное право на собрание». Заметьте, чиновник ЕС ни слова не сказала о пострадавших полицейских.

Не странно ли, прямо в центре Европы, на украинском Донбассе идет война. Ежедневные обстрелы, постоянно гибнут дети, проживающие в непризнанных республиках, но американские и европейские дипломаты молчат. Зато судьба задержанных за уличные беспорядки в Ереване внезапно тронула их до глубины души.

Реклама — двигатель «майдана»

Да, и еще рекламная кампания. В первую очередь, телевизионная картинка! Обычный человек привык оценивать события по телевизионной картинке, над компиляцией которой трудятся лучшие специалисты по пиару, режиссуре и монтажу. Сейчас нам показывают именно телевизионную картинку. Точнее, в первую очередь, кадры, которые несут концентрированный пропагандистский сигнал.

Прекрасная молодая армянка стоит перед закованными в бронежилеты и отгородившимися щитами бойцами спецназа — «власть боится мирных протестов, где в первых рядах — молодые девушки».

Молодые парни и девушки перегородили улицу и не пропускают автотранспорт — «молодежь вышла на улицу бороться за светлое будущее для себя и всей Армении».

Наапетян проводит параллели между Арменией и Украиной, доказывая, что организаторы применяют тогда и теперь одни и те же технологии. К примеру, стандартная для «цветной революции» фотография, когда парень с девушкой целуются на фоне шеренги полицейских. Наапетян напоминает, что точно такое же фото СМИ «разгоняли» во время уличных беспорядков на Украине в 2013 — 2014 годах.

Отдельная роль отводится журналистам, ведь именно через СМИ разгоняется преувеличенная оценка, будто несколько тысяч человек — это целый «марш миллионов». «Жизнь возвращается к нормальному и волонтеры вышли на площадь Республики, убирая после того, как 200 тысяч человек были здесь», — руководительница одной из грантовых организаций Маро Матосян аккуратно делает «вброс», будто в протестах участвовали целых 200 тысяч.

Именно журналисты тиражируют сделанные с правильного ракурса кадры, создающие впечатление огромной массы народа. И именно сотрудники СМИ убеждают телезрителей и читателей, что несколько тысяч или десятков тысяч человек — это весь народ.

А «говорящие головы», повторяющие одни и те же лозунги, почему-то имеют право выступать от имени всех 3 млн. армян.

А за кордон в режиме отбойного молотка транслируются успокоительные фразы «Это — не цветная революция», «Мудрый армянский народ не допустит насилия» и «Это — цветная революция, но не против России». Главное, чтобы потом от этого успокоительного, когда власть сменят насильственным путем, не болела голова…

Источник

Популярное
Городские события
Спорт
Происшествия
Актуальные новости
27.02.2018 11:52
В Советском районе Брянска 55-летняя пассажирка маршрутного такси...
15.03.2017 17:54
К сотрудникам правоохранительных органов обратилась местная...
15.03.2017 17:48
15-го марта около 14.22 к сотрудникам...